Безнаказанность порождает новый криминал: опубликован проект нового Порядка проведения государственной инвентаризации лесов

На специализированном сайте для обсуждения проектов правовых актов опубликован проект приказа Минприроды России “Об утверждении Порядка проведения государственной инвентаризации лесов”. Проект самым наглядным образом подтверждает, что безнаказанность (отсутствие какой бы то ни было ответственности чиновников за полный провал первого цикла ГИЛ в 2007-2020 годах) порождает новый криминал (новый цикл ГИЛ, который гарантированно приведет к нецелевому и неэффективному расходованию бюджетных средств). Ссылка на проект:

Фактически авторы проекта признают полный провал первого цикла ГИЛ в части определения количественных и качественных характеристик лесов. Предлагаемый ими новый подход абсолютно несовместим с предыдущим, и потому полученные результаты двух последовательных циклов ГИЛ будут совершенно несравнимыми друг с другом. Это, в частности, означает, что данные ГИЛ нельзя будет корректным образом использовать для оценки динамики показателей лесного покрова – соответственно, в течение первых 24 лет развития ГИЛ в России (14 лет первого цикла и 10 лет второго) невозможно будет выполнить первую и главную цель ГИЛ, определенную статьей 90 Лесного кодекса РФ: своевременно выявлять и прогнозировать развитие процессов, оказывающих негативное воздействие на леса.

Само по себе то, что новый подход абсолютно несовместим с предыдущим – нормально и правильно (подход к определению количественных и качественных характеристик лесов, использованный в рамках первого цикла ГИЛ, однозначно показал свою несостоятельность – никаких заслуживающих доверия результатов получить не удалось). Но, к сожалению, из проекта нового порядка ГИЛ отнюдь не следует, что второй цикл окажется более удачным и продуктивным – слишком многие ключевые вопросы пока остаются вообще без ответов.

Проект устанавливает, как и при первом цикле ГИЛ, совершенно неадекватные требования к точности определения запасов древесины (а это единственный параметр, по которому устанавливаются какие-то требования к точности). Вот что говорится по этому поводу в проекте:

“Для определения количественных и качественных характеристик лесов с учетом их географического положения выделяются три территориальные зоны по степени интенсивности использования лесов и ведения лесного хозяйства (первая – высокоинтенсивная, вторая – интенсивная и третья – экстенсивная); допустимая погрешность определения общего запаса древесины в указанных зонах при 68% уровне доверительной вероятности составляет соответственно до ±5%, до ±7% и до ±10%”.

Примерный перевод: “ГИЛ должна обеспечивать небывалую точность определения запасов древесины – ± 5-10 процентов в зависимости от зоны; но с вероятностью примерно в 1/3 эти данные окажутся туфтой”.

Некоторые идеи, заложенные в новый порядок, в целом разумны – например, идея использования фотопроб (участков размером 2 на 2 километра, по которым характеристики лесов будут определяться на основе данных дистанционного зондирования Земли). Для удаленных и труднодоступных районов нашей страны это практически единственный относительно дешевый способ получения статистически достоверных и актуальных сведений о лесах. Но требования к используемым данным (пространственное разрешение не хуже 2,5 м/пиксель и давность съемки не боле 3 лет от года дешифрирования) при современном уровне развития ДЗЗ выглядят совершенно неадекватными – они были бы нормальны два-три десятилетия назад, но точно не сейчас.

Проект бережно сохранил, хотя и переформулировал, одну из главных ошибок старого порядка ГИЛ – а именно ориентацию на проведение ГИЛ только по официально учтенным лесам (“каждая ППП или фотопроба размещается в лесах, учтенных в государственном лесном реестре”). Таким образом, если лес по какой-либо причине в государственном лесном реестре не учтен (а таких неучтенных лесов в нашей стране – десятки миллионов гектаров, причем часто это самые продуктивные леса) – в ГИЛ он учтен не будет, или будет учтен условно. Отметим, что это прямо противоречит президентскому указу от 4 ноября 2020 года “О сокращении выбросов парниковых газов”, предписывающему обеспечить к 2030 году сокращение выбросов парниковых газов до 70 процентов относительно уровня 1990 года с учетом максимально возможной поглощающей способности лесов и иных экосистем (если не учтенные в ГЛР леса не считать – то и максимально возможную поглощающую способность лесов и иных экосистем учесть не получится). Впрочем, правовой нигилизм – это вообще одна из наиболее характерных особенностей российского лесного нормотворчества последних полутора десятилетий.

Остальные два компонента ГИЛ (“оценка качества проведения и эффективности мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов и использования лесов” и “дистанционный мониторинг использования лесов”), согласно проекту, мало меняются по сравнению с тем, что есть сейчас, и по сути по-прежнему представляют собой незаконную деятельность Рослесхоза и подведомственных ему организаций.

Согласно статье 90 Лесного кодекса РФ, одной из целей ГИЛ является оценка эффективности мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов. Эффективность – это по определению соотношение между достигнутыми результатами и затраченными ресурсами; соответственно, для ее оценки необходимо, как минимум, определять результаты мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов. Проект же предусматривает лишь оценку самих мероприятий – то, насколько их проведение соответствует действующим правилам, но не то, к каким результатам приводит их проведение. В названии соответствующего раздела проекта Порядка проведения ГИЛ слово “эффективность” присутствует – но в остальной части раздела нет ничего, относящегося именно к эффективности. По сути эта часть ГИЛ предусматривает выполнение Рослесхозом и подведомственными ему организациями тех полномочий по контролю за хозяйственной деятельностью в лесу, которые переданы органам государственной власти субъектов РФ. Фактически предполагается по-прежнему тратить силы федерального органа власти и подведомственных ему федеральных учреждений на исполнение чужих полномочий (причем лесному хозяйству этот дополнительный контроль явно приносит больше вреда, чем пользы). Примерно то же самое относится и к дистанционному мониторингу лесопользования.

В общем, уже сейчас можно с уверенностью утверждать, что при таком нормативно-правовом регулировании из второго цикла государственной инвентаризации лесов в России точно так же ничего хорошего не получится, как не получилось из первого цикла. Просто еще несколько миллиардов бюджетных рублей будут потрачены на бессмысленные игрушки, с практической точки зрения скорее вредные, чем полезные. А реальную ГИЛ в нашей стране когда-то в обозримом будущем придется создавать заново – первым делом полностью отстранив от ее организации и проведения Минприроды, Рослесхоз, Рослесинфорг и вообще всех, кто имел отношение к созданию нынешней псевдо-ГИЛ.

http://forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=25137&sid=62f2e12359415226e7f55ff76f54cea9