Как освобождают из неволи карпатские реки и при чем здесь медведи

ВС, 2020-11-15 08:22

«Каждая плотина — гвоздь в крышку гроба для реки», — говорит Ольга Денищик, руководитель программы Всемирного фонда дикой природы «Свободные реки Украины. Let It Flow». В этом году она вместе с коллегами и партнерами освободила три карпатские реки от таких «гвоздей».

Четвертая освободилась сама, благодаря катастрофическому паводку в июне, отмечает hromadske.

Порабощенные реки

Абсолютное большинство рек в Украине сегодня текут совсем не так, как задумала природа. Их воды не ищут нового русла во время наводнения, а вместо этого текут прямо, как того хотели люди, и на своем пути встречают плотины. Многие малые ручьи просто исчезли после того, как люди осушили болота, которые их питали, и распахали их берега.

На эту тему: Убийство реки Коломак: кого на Полтавщине утопить мало

«А пруд посреди села — это у нас просто национальный культ», — говорит Ольга Денищик.

Для реки этот пруд — настоящая беда. Дело в том, что организмы, которые живут в проточной воде, в большинстве своем не могут жить в стоячей. Соответственно, они просто исчезают, если реку запрудить.

Пруд можно сравнить с аквариумом: рыбу в нем надо кормить, а сам пруд чистить. Другими словами, это искусственный водоем, который не может стать естественным, как бы нам этого не хотелось.

Единственная крупная река в Украине, которую человек не изменил слишком сильно и которая остается в более или менее естественном состоянии — это Десна.

Рыбак ловит рыбу в Десне

Рыбак ловит рыбу в Десне. Фото: Александр Хоменко/hromadske

На эту тему: «Розчарована» Десна

Карпатские кляузы

Как именно искусственное изменение русла может негативно повлиять на жителей реки, хорошо видно на примере Карпатского региона.

Здесь в конце XIX века на горных реках построили многочисленные кляузы. Это гидротехнические сооружения из камня и дерева. Они были нужны для того, чтобы сплавлять лес. Вода скапливалась выше кляузы, потом открывались шлюзы и по этой высокой воде сплавлялись плоты. Людей, которые управляли ими, называли бокорашами.

Таким образом лес сплавляли еще в семидесятых годах прошлого века, пока его не начали перевозить лесовозами. Но кляузы никуда не делись — некоторые из них, такие, как кляуза имени кронпринца Рудольфа на реке Перкалаб, известны за пределами региона и привлекают туристов. 

Проблема в том, что эти кляузы является препятствием для рыбы. Форель и дунайский лосось, проживающие в карпатских реках, размножаются в верховьях. Если путь преградить гидротехническим сооружением, то размножаться они не смогут и общая численность популяции в реке очень быстро уменьшится.

Освобожденные реки Европы

Проблема перегороженных рек касается не только Украины, но и других стран. Многие из них прилагают большие усилия для того, чтобы освободить реки и, насколько это возможно, вернуть их к естественному состоянию. В рамках программы Dam Removal Europe («устранение плотин») демонтировали почти 5 тысяч плотин во Франции, Швеции, Финляндии, Испании, Великобритании и многих других странах.

Впрочем, не везде этот процесс идет легко. Ольга Денищик рассказывает, что, например, в Австрии работает много малых гидроэлектростанций, которые обеспечивают значительную долю электроэнергии, а потому «освобождать» реки в этой стране не спешат.

На эту тему: Карпаты в дамбах. Горные реки могут забрать из русел и пустить в трубах

Форель, медведи, выдры

В Украине до последнего времени идея вернуть реки к их естественному состоянию также не находила воплощение. Но в этом году Всемирный фонд дикой природы WWF-Украина начал пилотный проект восстановления рек в украинских Карпатах. Для него выбрали четыре горных потока, впадающих в Черемош, на которых в свое время были построены кляузы: Лостунець, Добрин, Гостовець и Баюривка.

Правда, Баюривку из этого перечня вскоре исключили. Выяснилось, что природа сама позаботилась о реке: катастрофический июньский паводок фактически уничтожил старое гидротехническое сооружение.

«Это было очень кстати, поскольку Баюривка расположена совсем рядом с румынской границей. Нам было бы очень сложно объяснить пограничникам, почему мы с тяжелой строительной техникой движемся в сторону государственной границы», — иронизирует Ольга Денищик.

К счастью, с остальными гидротехническими сооружениями особых бюрократических сложностей не возникло. Во-первых, идея освободить проход для нереста рыбы — простая и понятная, ее важность достаточно несложно объяснить неспециалисту. Во-вторых, ни одно из этих гидротехнических сооружений уже не выполняет полезных функций, поэтому их демонтаж не может никому навредить. И в-третьих, они фактически никому не принадлежат. А Верховинский национальный парк, на территории которого расположены кляузы, сам заинтересован в увеличении популяции рыб в бассейне Черемоша.

На эту тему: Как убить реку

Одна из кляуз на реке Гостовець тоже разрушилась от времени — от нее остались только бревна. Теперь их убрали и освободили путь для рыбы. Другие две кляузы не стали разрушать полностью, а лишь демонтировали части, которые мешали проходу рыбы на нерест.

Первые результаты можно увидеть уже сейчас: осенью форель пошла нереститься в верховья. Но дело не только в ней. От рыбы зависят другие жители Карпат, например, выдры и медведи, которые им питаются. 

По словам Ольги Денищик, этой весной в украинских Карпатах родилось 30 медвежат. Уже через несколько лет у них будет больше рыбы, а значит, они смогут почувствовать на себе преимущества текущих свободно рек.

Медведь в естественной среде обитания в Карпатах

Медведь в естественной среде обитания в Карпатах. Фото: depositphotos

На эту тему: Или мы спустим ставки и демонтируем плотины, или останемся без рек и воды

Помощь из Нидерландов

Одна из главных проблем для осуществления таких проектов — средства. Они нужны для экспедиций, оплаты работы специалистов, рабочих и строительной техники. 16 тыс. евро на работы на Лостунце WWF собрал с помощью краудфандинговой программы в Нидерландах — более четырех с половиной сотен людей пожертвовали от 20 до 500 евро каждый. Таким же образом собрали более 17 тыс. евро для работ на других кляузах. 

Ольга Денищик рассказывает, что сначала ее организация объявила сбор средств в Украине, но из-за начала карантина его не удалось организовать в надлежащих масштабах. Хотя несколько наших соотечественников все же пожертвовали средства на освобождение карпатских рек.

Что дальше?

В регионе, где Всемирный фонд дикой природы WWF-Украина начал свой пилотный проект, есть еще как минимум 7 кляуз. Ольга Денищик признается, что пока не знает, какой будет их судьба. Во-первых, для продолжения работ снова нужны средства. А во-вторых, некоторые из них нуждаются в достаточно непростых инженерных решениях.

На эту тему: Почайна. Как в Киев вернулось древнее название реки и что это может дать геополитике

Что же касается рек за пределами карпатского региона, то здесь проблем еще больше. Очевидно, что там, где дамбы или плотины выполняют важные хозяйственные функции, их невозможно или очень сложно демонтировать. Это те случаи, когда охрана природы, к сожалению, входит в явный конфликт с другими интересами.

Но есть поводы и для оптимизма. Ольга Денищик говорит, что в результате реформы водного сектора в Украине все гидротехнические сооружения на реках окажутся на балансе объединенных территориальных громад, которые должны будут поддерживать их в надлежащем состоянии. Это означает, что во многих случаях громадам будет легче один раз потратиться на демонтаж ненужных сооружений, чем бесполезно тратить средства ежегодно. Поэтому сейчас Всемирный фонд дикой природы WWF-Укбраина анализирует ситуацию и изучает законодательство для проведения таких работ.

Дмитрий Симонов,  опубликовано в издании  hromadske.ua

http://argumentua.com/stati/kak-osvobozhdayut-iz-nevoli-karpatskie-reki-i-pri-chem-zdes-medvedi