Как поживает короед-типограф в Ленинградской области

Зимующий преимущественно в лесной подстилке короед-типограф в Ленинградской области благополучно пережил теплую и малоснежную зиму, вылетел и уже заселил наиболее подходящие для него недавно погибшие или очень ослабленные деревья ели, в основном – свежий ветровал. Благодаря недавним сильным ветрам и массовому распаду ельников, сильно потрепанных как бы санитарными рубками и как бы уходом, короед на несколько лет вперед полностью обеспечен вкусной и здоровой пищей. Пока подводит только погода – вторая половина весны оказалась холодной, и если лето тоже будет не жарким, короед сможет дать только одно поколение потомства за сезон, и тогда его численность к следующей зиме вырастет не очень сильно (а зимой проиходит самая интенсивная гибель жуков). Но в любом случае, численность вредителя, скорее всего, будет постепенно нарастать, особенно при таком как бы лесном хозяйстве, как сейчас в Ленобласти, и если не в нынешнем году, то в один из ближайших следующих лет может произойти очередная вспышка его численности и усыхания ельников.

Санитарные рубки в том виде, в каком они проводятся в последние десятилетия в Ленобласти (как, впрочем, и в остальных регионах России), не только не препятствуют массовому размножению короеда-типографа и других стволовых вредителей, но даже наоборот – способствуют ему. Связано это с тремя основными причинами:

во-первых, санрубки чаще всего имеют чисто коммерческий характер и используются лишь как отмычка, открывающая лазейки в законодательстве для заготовки древесины в самых ценных и важных для людей лесах (в том числе в лесопарковых и зеленых зонах, на особо охраняемых природных территориях и в других категориях защитных лесов) – поэтому в рубку часто назначаются не самые опасные в санитарном отношении участки, а самые вкусные с точки зрения лесопользователей;

во-вторых, санрубки почти всегда проводятся без учета жизненного цикла вредителей – отчести по невежеству, отчасти из-за длительности бюрократических процедур; даже если в рубку отводится реальный очаг короеда-типографа с реально заселенными им деревьями, к тому времени, когда эти деревья срубают и вывозят, молодое поколение жуков успевает вывестись и разлететься;

в-третьих, при назначении и отводе санрубок практически никогда не учитывается устойчивость оставляемых стен леса – границы рубок обычно проводятся очень формально, часто просто по выделам или по удобным для отвода прямым линиям, подставляя под усиленную ветровую нагрузку и иссушение совершенно не устойчивые к этому древостои, тем самым провоцируя их распад и усыхание.

В результате сам короед почти нисколько не страдает от санрубок, проводящихся под предлогом борьбы с ним, получает обильную пищу для накопления численности, а остающиеся леса становятся все более уязвимыми и беззащитными. Кроме того, короед, как и абсолютное большинство других вредителей леса, очень сильно выигрывает от изменения климата – даже умеренное повышение среднегодовой температуры (на один-два градуса) делает условия для его размножения принципиально более благоприятными. Так что серьезные проблемы с ним как в Ленобласти, так и в целом в России, еще будут.

Ниже приводятся фотографии, сделанные в прошедшие выходные в Сосновском участковом лесничестве на Карельском перешейке. Подробнее об этом месте можно прочитать здесь:

Устройство постоянной подкормочной площадки для короеда-типографа с помощью санитарной рубки: пример из Ленинградской области

Ленинградский областной музей-заповедник лесного бардака “Смородинка”

Автор фотографий – Евгений Усов.

Распадающаяся стена леса, окаймляющая массив сплошных санитарных рубок, служащая постоянным источником вкусной и здоровой пищи для короеда-типографа:

Места заселения хорошо видны по холмикам так называемой “буровой муки” – трухи из луба, которую короеды выталкивают наружу при прогрызании гнездовых камер и ходов:

http://forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=24541