Какая доля весенних лесных пожаров попадает в официальную отчетность

Лесные и в целом ландшафтные пожары в России имеют два отчетливо выраженных сезонных пика: весенний, когда люди массово жгут сухую прошлогоднюю траву, а уже с нее огонь переходит на леса, торфяники, объекты инфраструктуры и поселения, и летне-осенний, когда просыхают и начинают массово гореть уже сами леса, тоже в подавляющем большинстве случаев из-за человеческого разгильдяйства. Эти пики очень сильно отличаются друг от друга не только по конкретным причинам пожаров, местам и характеру их распространения, но и по особенностям учета пожаров.

Весной в официальную отчетность (как оперативную, так и статистическую, уже после всех проверок и корректировок) попадает значительно меньшая доля реальной площади лесных пожаров, чем летом и осенью. Например, в 2020 году площадь лесных пожаров за период с января по май включительно составила по данным дистанционного мониторинга системы ИСДМ-Рослесхоз (формы 4-ИСДМ) 4891 тыс. га, а по оперативной сводке ФБУ “Авиалесоохрана”, основанной на информации региональных диспетчерских служб – 892 тыс. га. За период с июня по декабрь 2020 года площадь лесных пожаров по этим же данным составила 11624 тыс. га и 8376 тыс. га соответственно.

Таким образом, в весенний период 2020 года в официальные оперативные сводки попало 18% от общей площади, пройденной лесными пожарами по данным дистанционного мониторинга, а в летне-осенний – 72%.

Примерно так же обстоят дела с официальной статистической отчетностью. Она, в отличие от оперативной, публикуется после всех проверок и корректировок поквартально, поэтому сравнить по ней весну с летом и осенью невозможно. Но можно сравнить первое полугодие со вторым – с учетом того, что на июнь обычно приходится заметный спад площадей пожаров, такое сравнение тоже в целом даст представление о разнице между учетом лесных пожаров в весенний и летне-осенний периоды. По данным ИСДМ-Рослесхоз (форм 4-ИСДМ), площадь, пройденная лесными пожарами в России, составила в первом и втором полугодии 7708 и 8806 тыс. га соответственно. По данным единой межведомственной информационно-статистической системы (ЕМИСС), эти показатели составили 3128 и 6140 тыс. га соответственно.

Таким образом, в первом полугодии 2020 года в официальную статистику попал 41% от общей площади, пройденной лесными пожарами по данным дистанционного мониторинга, а в летне-осенний – 70%. Получается, что даже после всех проверок и исправлений значительная разница в учете весенних и летне-осенних лесных пожаров сохраняется.

То же самое происходит и в 2021 году (за исключением того, что пока доступна только оперативная отчетность – официальная статистика по лесным пожарам за первое полугодие появится примерно в середине августа). По состоянию на 26 апреля 2021 года, на 00:00 по московскому времени, площадь, пройденная лесными пожарами с начала года по данным системы ИСДМ-Рослесхоз (формы 4-ИСДМ), составила 2498 тыс. га, а по сводке ФБУ “Авиалесоохрана”, основанной на информации региональных диспетчерских служб – 208 тыс. га. Таким образом, в официальную оперативную сводку попало 8,3% от общей площади, пройденной лесными пожарами по данным дистанционного мониторинга – сводка отличается от данных дистанционного мониторинга в двенадцать раз.

Формы 4-ИСДМ доступны для авторизованных пользователей системы или для подтвержденных пользователей портала государственных услуг, но такие же данные по площади пожаров, обычно с задержкой в день, публикуются в общедоступном разделе системы:

ИСДМ-Рослесхоз – открытые данные

Сводки ФБУ “Авиалесоохрана” публикуются на официальном сайте этого учреждения (в весенний период, до начала массовых пожаров, сводки могут не публиковаться по выходным; в каждой сводке в конце дается ссылка на таблицу с итоговыми данными по прошедшему периоду года):

О лесопожарной обстановке в России на 00:00 мск 26.04.2020

Вот так менялась площадь, пройденная лесными пожарами с начала 2021 года по утро 26 апреля включительно, по данным дистанционного мониторинга системы ИСДМ-Рослесхоз (красная линия) и по данным оперативных сводок ФБУ “Авиалесоохрана”, основанным на информации региональных диспетчерских служб (синяя линия). Площади указаны в тысячах гектаров:

А так менялась площадь действующих лесных пожаров на 00:00 каждого дня по тем же данным, с теми же обозначениями, тоже в тысячах гектаров. По состоянию на 26 апреля 2021 года, данные дистанционного мониторинга о площади действующих лесных пожаров отличаются от данных официальной сводки в 384 раза:

Почему так происходит – почему вообще данные официального оперативного и статистического учета лесных пожаров отличаются от данных дистанционного мониторинга, и почему весной они отличаются значительно сильнее, чем летом и осенью? Причин много, перечислим главные.

1. Лесопожарная ложь – практика умышленного искажения и сокрытия сведений о лесных пожарах ради красивой отчетности или ухода от ответственности. Теоретически все знают, что врать нехорошо, и за лесопожарную ложь предусматривается административная (ст. 19.7.14 КоАП РФ – штраф до 15 тыс. руб.) и даже уголовная (ст. 237 УК РФ – до пяти лет лишения свободы в случае тяжких последствий) ответственность. Но на практике эта статья уголовного кодекса в случае с лесными пожарами не работает, а административные последствия правдивой отчетности часто оказываются более неприятными для должностных лиц, чем административные последствия лжи. Тем более, что в случае лжи рискуют “стрелочники” – конкретные исполнители, а руководители более высокого уровня, требующие красивых отчетов, от этого риска избавлены.

2. Беспризорные леса. Некоторые категории самых опасных в пожарном отношении лесов нашей страны, причем часто самых близких к людям и самых важных для них, фактически беспризорны – у них нет ясного правового статуса, за их сохранность и пожарную безопасность никто в явном виде не отвечает. В первую очередь это относится к лесам, растущим на землях сельскохозяйственного назначения и спорных (например, бывших колхозных и совхозных, зависших на разных стадиях перевода в земли лесного фонда). Именно такие леса чаще всего примыкают к сельским населенным пунктам и садовым товариществам и больше всего посещаются людьми – а люди, как известно, как раз и являются главными источниками огня в лесу. До начала 2021 года пожары в этих лесах даже официально не считались лесными пожарами – теперь должны считаться (в соответствии с федеральным законом от 22 декабря 2020 года № 454-ФЗ), но нормальный их учет и тем более эффективная борьба с ними так и не налажена. Примерно то же самое относится к лесам на землях запаса, к которым относятся, например, многие брошенные торфяные месторождения. Весной, когда главной причиной пожаров являются поджоги сухой травы, в первую очередь горят как раз такие беспризорные леса – поэтому и в официальный учет основная площадь пожаров не попадает.

3. Контролируемые профилактические выжигания. Во многих регионах широко распространена практика проведения так называемых “контролируемых профилактических выжиганий хвороста, лесной подстилки, сухой травы и других лесных горючих материалов” (профвыжиганий). Теоретически эти профвыжигания рассматриваются как противопожарная мера (идея состоит в том, чтобы сжечь горючие материалы на самых опасных участках до летней жары и суши), и обычно проводятся работниками государственных учреждений за бюджетные деньги. Однако, безопасное проведение этих выжиганий требует больших сил и средств, которых у регионов обычно нет – поэтому на практике профвыжигания мало чем отличаются от обычных хулиганских поджогов сухой травы, и становятся причинами пожаров. Чтобы избежать ответственности за последствия своих действий, причастные к проведению профвыжиганий чиновники и исполнители обычно такие пожары скрывают. Поскольку профвыжигания в основном проводятся весной, львиная доля сокрытых от учета по этой причине пожаров тоже приходится на весну.

4. Отставание наземного учета от дистанционного. При очень больших площадях действующих пожаров и катастрофической нехватке у большинства субъектов РФ денег на авиационные работы по охране лесов адекватно учесть площади действующих пожаров в оперативном режиме невозможно. Из-за этого, даже без какого-либо злого умысла и умышленного сокрытия пожаров, оперативная отчетность часто на день-два, а иногда и больше, отстает от реальности (и от данных дистанционного мониторинга, которые автоматизированы и обычно гораздо более оперативны).

5. Зоны контроля лесных пожаров. Почти половина российских земель лесного фонда относится к так называемым “зонам контроля лесных пожаров”, в которых в полном соответствии с действующим законодательством пожары можно не тушить, а лишь контролировать (наблюдать за их распространением) по спутниковым данным. В сводках площадь этих пожаров обычно как раз по данным дистанционного мониторинга и учитывается – что освобождает учет от искажений, связанных с “человеческим фактором”. В весенний период “зоны контроля” практически не горят – они почти все расположены или в северных районах, или в горных, где даже первый пик горимости наступает только в самом конце весны или даже уже летом.

Для напоминания:

http://www.forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=25639&sid=050ea2a56bd6033bd202fb86ea05ec5b

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *