Короед поумерил аппетит, но лишь на время

Совсем недавно в каждом номере мы писали о том, как лесхозам пришлось бросить все силы на борьбу с маленьким, но очень опасным для леса жуком. Но наконец настало время хороших новостей: в сравнении с прошлым годом площадь короедного усыхания сократилась на треть.

Можно ли уверенно сказать, что лесхозы победили ненасытного вредителя и сосна спасена? За ответом мы обратились к начальнику лесопатологической партии РУП «Белгослес» Александру САЗОНОВУ. 

— Данные по короедному усыханию позволяют говорить о том, что «бой выигран». Но можно ли с облегчением утверждать, что в войне с короедом лесоводы тоже вышли победителями? 

— Вспышки короедного усыхания в лесах Беларуси напрямую связаны с погодными аномалиями — повышенной температурой воздуха и недостатком осадков. Только в отличие от пожаров усыхание происходит с задержкой в 1—3 года. На современном уровне технологического развития нашего лесного хозяйства мы пока не можем предотвратить массовое размножение стволовых вредителей, а лишь ликвидируем его последствия. Поэтому лесоводы всецело зависят от погоды. И надо сказать, что последние 2,5 года нам везет. Например, май 2020-го был одним из самых теплых подобных месяцев на планете. В отдельных районах Сибири среднемесячная температура этого месяца была выше нормы на 10 0С. В Беларуси же всё было наоборот. 

Но надеяться на погоду — как играть в казино. Так, Всемирная метеорологическая организация распространила в Евросоюзе бюллетень с правилами поведения в аномальную жару. Долгосрочные прогнозы метеорологов предполагают именно такую погоду в Европе этим летом. Поэтому хотелось бы иметь что-то более осязаемое для защиты леса, чем просто везение. 

«— Какие ваши личные прогнозы по короедному усыханию оправдались, а какие нет?

— Процесс усыхания оказался более динамичным, чем я предполагал. Например, в 2017 году, по нашим оценкам, объем усыхания в сосновых лесах республики должен был составить 4,6 млн кубометров, а фактически санитарными рубками было заготовлено 7,1 млн кубометров древесины. Тем не менее наш прогноз на тот момент оказался самым точным, хотя и вызывал сомнения у лесоводов. В то же время мы не предполагали, что пик усыхания придется на 2018 год, и ожидали его несколько позже. Сегодня следует признать, что мы чаще ошибались в своих оценках, чем были правы. Но это был первый случай такого массового усыхания сосновых лесов в Беларуси. Никто не был к этому готов.» 

— Какие способы, эксперименты, предложенные специалистами и учеными, действительно сработали? 

— Мы успели попробовать и оценить в производственных масштабах не так уж много способов защиты леса от короеда. Эта работа выполнялась методом проб и ошибок, основывалась не на исследованиях, а скорее на энтузиазме специалистов. Ведь финансирование исследований короедного усыхания было начато только в июне 2019 года, когда процесс уже пошел на спад. В этой ситуации лесхозы при выполнении лесозащитных мероприятий руководствовались положениями санитарных правил, основывались на традиционных санитарно-оздоровительных мероприятиях, таких как сплошные и выборочные санитарные рубки, уборка захламленности. 

Единственный новый метод, который появился за последние 5 лет и по-настоящему широко применяется, — это утилизация порубочных остатков. Не всегда «тактика выжженной земли» была оптимальным способом решить проблему, но, на наш взгляд, определенный положительный эффект это дало. Впрочем, здесь есть потенциальные возможности по применению порубочных остатков сосны в качестве ловчего материала. Этому способу посвящены исследования ученых БГТУ и Института леса НАН Беларуси. Их результаты учтены и в новых изменениях санитарных правил, которые сейчас рассматриваются. 

— К чему стоит готовиться в этом сезоне? 

— К засухе, пожарам и активизации стволовых вредителей в конце лета — осенью. Кроме того, мы создаем много лесных культур после сплошных санитарных рубок. Поэтому там есть такие проблемы, как очаги хруща, большого соснового долгоносика и заглушение нежелательной древеснокустарниковой растительностью. Это приводит к значительному отпаду среди сеянцев. Сегодня приоритет в работе лесоводы должны отдавать лесовосстановлению. 

— Каким угрозам, на ваш взгляд, сейчас не уделяется должного внимания? 

— Самым обычным: корневым гнилям в сосновых и еловых насаждениях, короедному усыханию хвойных пород, повреждению молодых растений на лесокультурных площадях. Если проблемы существуют десятилетиями, значит, их решения устарели. 
Нам нужны новые подходы в профилактике патологических процессов. Это системы выращивания гетерогенных насаждений с повышенной устойчивостью к стрессам. Это мониторинг водного режима и управление водообеспеченностью в лесном фонде. Это и система лесоводства в насаждениях с нарушенной устойчивостью, которых накопилось немало. 

Необходимо продолжать работу по созданию системы быстрого реагирования на вспышки массового размножения стволовых вредителей. Практика показывает, что лесная охрана должна выявлять и ликвидировать очаги короеда в режиме реального времени, практически так же, как мы тушим пожары. Серьезной проблемой является недостаточная подготовка специалистов в области защиты леса. Знания, полученные 25—35 лет назад, в значительной мере устарели. А ведь они решают современные проблемы, опираясь в основном на эти знания! 

Автор: Фото Валерия ХАРЧЕНКО, Фото Евгения КОЛЧЕВА, Беседовала Татьяна БИНДА
Дата публикации: 25.06.2020

http://lesgazeta.by/economy/est-mnenie/koroed-poumeril-appetit-no-lish-na-vremja