Лес рубят, брызги летят. Кто виноват в паводке и что делать с лесами Карпат

На Украине продолжают бороться с последствиями тяжелейшего паводка в Карпатах. Ивано-Франковская, Черновицкая, Львовская и Тернопольская области и Закарпатье на себе испытали гнев стихии, от которого уже погибло несколько человек. Но виновна в их гибели не только природа, но и сами местные жители.

Президент Украины Владимир  Зеленский в четверг 25 июня посетил пострадавшую от паводков Ивано-Франковскую область.

«То, что мне сегодня пришлось увидеть на Ивано-Франковщине, поразило до боли. Но вместе мы со всем справимся. Мои искренние соболезнования семьям погибших. Это непоправимая утрата. Все остальное — преодолеем. Деньги на ликвидацию последствий паводка выделены. Более того, без лишней бюрократии они уже пошли на места. Теперь главное настойчиво работать. Во-первых, чтобы восстановить все населенные пункты и инфраструктуру. Во-вторых, чтобы найти комплексное решение проблемы подтоплений и предотвратить повторение подобного в будущем», — написал он по итогам визита у себя в Facebook.

Примечательно, что Зеленский весьма деликатно обошел вопрос о причинах паводков и о том, кто же мог быть виновен в произошедшем. Тем более, те же регионы уже переживали подобный паводок в 2008 году.

И хотя количество жертв несопоставимо — всего три человека в 2020 году по сравнению с 38 в 2008 году, как заявил вечером 26 июня министр внутренних дел Арсен Аваков, однако инфраструктурные потери масштабны. Что же касается меньшего количества жертв, то нужно отметить, что Украина учла уроки 2008 года.

«В 2008 году это были 38 человек. Почему мы имеем меньшее количество погибших людей: вовремя сообщили, что не надо выбираться, потому что когда надо было, мы забирали вертолетами», — рассказал Аваков.

При этом остается актуальным вопрос о виновниках произошедшего. Несмотря на то, что Зеленский деликатно обошел эту проблему, Служба безопасности Украины уже начала расследование по возбужденному прокуратурой производству по статье 441 Уголовного кодекса Украины «Экоцид».

«Оперативники спецслужбы зафиксировали массовое уничтожение растительного мира, что, вероятно, могло привести к экологической катастрофе. Служба передала в органы прокуратуры материалы касательно незаконной порубки лесов, ненадлежащего совершения лесохозяйственной деятельности и неисполнения меры по охране окружающей природной среды уполномоченными лицами на территории западных областей Украины», — отмечалось в сообщении пресс-службы СБУ за 26 июня.

В СБУ указали на то, что из-за паводка на Прикарпатье подтоплено свыше 10 тыс. жилых домов, уничтожены и повреждены свыше 700 км дорог и почти 200 мостов, уничтожены свыше 4 тыс. м береговых укреплений. Также в сообщении отмечалось, что расследовать дело об экоциде будут сотрудники следственного отдела Управления СБУ в Ивано-Франковской области.

Долго искать виновных им не придется.

Кто виноват?

Когда паводок на Прикарпатье и Закарпатье только начался, в украинских соцсетях уже знали, кто виновен в произошедшем. Один из украинских пользователей указал на фото размытой дороги и рассказал, что бывал в тех местах.

«Лично я не единожды бывал в тех селах: Краснык, Быстрец, Дземброня, где мы (и не только мы) разговаривали с местными и четко им говорили, друзья, вся эта х***я для вас не надолго. Вас будет смывать н***й каждый раз. Вы тут хоть какие технологии применяйте. Просто перестаньте рубить лес, курвы», —написал Виктор Дацко вечером 23 июня.

Он отметил, что в тех местах нет ни одной дороги с дренажом и даже после обычного дождя там были оползни.

«Каждый второй/третий раз, как я туда ехал, видел опергруппу, которая описывала «левый» кругляк. Я уже молчу о десятках ЗиЛов и фур, которые каждый день вывозят тонны леса. И какая была реакция? Угрозы, обещания, что я не доеду в свой сраный Франковск, сейчас сбросим машину в реку. И бросались не только специальные люди, но и рядовые местные **ланы и тупые шмары с детьми на руках. Даже как-то поехали с местными на «стрелу» в их клубе там. И знаете, что оно мне ответило на мой вопрос, что они будут делать, когда лес закончится? Почти дословно: «А н’їц ни буду робети. Лісу на всіх стане («А ничего не буду делать. Леса хватит на всех» — гуцул.диалект). «А если не хватит?» «Вмію на скрепці грати. Поїхаю до Станіслава і буду на вокзалі грати» («Умею на скрипке играть. Поеду в Станислав (старое название Ивано-Франковска — Ред.) и буду на вокзале играть» — гуцул.диалект)», — описал Дацко свой диалог с местными гуцулами.

Он признал, что лес рубят не все гуцулы. Кто-то пытается зарабатывать на туризме, кто-то — на чем-то другом. Но рубке леса, отметил Дацко, все же принимают участие многие местные жители.

Его заметкой поделилось около 11 тыс. человек.

На следующие день другой житель Украины — Сергей Саливон – поделился своим опытом общения с дровосеками Карпатских гор.

«Неоднократно доводилось бывать на сборищах деревопереработчиков в разные годы. Всегда на этих сборищах по количеству преобладали «лучшие геноциды» с Карпатских гор, представленные огромным числом владельцев частных лесопилок (кроме как спилить лес и толкнуть его за бугор их ничего не интересовало — какая нафиг переработка, не слыхали). А лейтмотивом их выступлений было: «Это наш лИс! Пилить мы его имеем право. Налоги платить НЕ ДОЛЖНЫ! А все прочие в наши дела вмешиваться НЕ ДОЛЖНЫ» Через какое-то время эти бараны начинают плавать. И тогда риторика меняется: «Що ж цэ коиться? За що??? Вы (все прочие) нам («лучшим геноцидам») ДОЛЖНЫ помочь! И так всё происходит не годы, а десятилетия», — написал он в Facebook.

В общем, то, что местные активно пилят лес, и что в этом бизнесе задействованы многие из жителей пострадавших регионов — ни для кого не секрет. Но ни паводки с десятками жертв, как в 2008 году, ни другие происшествия не способны переубедить местных изменить свое отношение к природе. Главный их аргумент — больше им жить не на что.

Что делать?

Вырубка карпатского леса, варварская добыча янтаря в украинском Полесье и другая подобная незаконная деятельность местными жителями: больше жить не на что. Все это напоминает оправдание афганцев, выращивающих опийный мак. При этом на борьбу с последним выделяются значительные средства.

В конце октября 2019 года специальный генеральный директор США по восстановлению Афганистана Джон Сопко в свое докладе Конгрессу заявил, что в период с 2002 года по 2019 год Соединенные Штаты затратили на борьбу с афганским опием $8,94 млрд.

Позже — уже в 2020 году — Сопко сообщил, что доходы от опия используют для финансирования антиправительственных группировок. Так, по подсчетам американских аналитиков, в 2018 году примерно половина бюджета запрещенного в РФ движения Талибан в размере $500 млн долларов поступила от продажи опиума и его производных.

Примечательно, что культивирование опийного мака достигло пика в 2017 году, когда площади его посевов составили более 323,7 тыс. га.

В октябрьском докладе Сопко отмечалось, несмотря на то, что в 2018 году засуха привела к уменьшению возделывания мака на 20%, «уровень возделывания остался вторым по величине за всю историю мониторинга Управлении ООН по борьбе с наркоманией и преступностью начиная с 1994 года».

Одной из причин провала борьбы с посевами опийного мака стала роль опиума в экономике Афганистана. Работа на полях обеспечивала работой сотни тысяч человек, которые сопротивлялись любым попыткам борьбы с посевами. В 2019 году, отмечалось в докладе Сопко, не ликвидировали ни одной плантации с маком.

Программы замещения, например, переориентации населения на выращивание пшеницы, успеха не принесли. Причина банальна: пшеница, при больших требованиях по уходу приносила гораздо меньше прибыли.

Афганский опыт необходимо учитывать тем, кто будет бороться с рубками карпатских лесов и добычей янтаря в Полесье. И тут можно обратить внимание на Швейцарию.

В этой стране очень жесткое законодательство касательно рубки лесов. Однако тот, кто посещает Швейцарию, проезжая по ее железным дорогам может заметить не только флаги и плакаты с призывами защитить тающие ледники и бороться с глобальным потеплением, а также защищать природы, размещенные на некоторых домах, но и, подчас, составы с «кругляком», пускай и не такие многочисленные, как на Украине.

«Вырубка лесов в среднем составляет в Швейцарии всего 160 гектаров в год, и эта площадь затем компенсируется в объеме до 90%», — цитировал в декабре 2019 года портал Swissinfo заместителя руководителя Отдела охраны лесов и лесной политики Федерального Ведомства по охране окружающей среды Оливье Шнайдера.

При этом он отмечал, что с 1850 года площадь лесов в Швейцарии почти удвоилась, причем только за последние 30 лет лесные угодья увеличиваются в среднем на 4 тыс. га в год.

«Это примерно равно поверхности Тунского озера», — пояснял Шнайдер.

Причина, по которой швейцарские леса увеличивают свою площадь — не только строгое регулирование рубки лесов.

«Это увеличение в основном идет за счет пастбищных площадей в регионе Альпийских предгорий. Многие территории, ранее использовавшиеся для выпаса скота, сегодня уже утратили свое сельскохозяйственное значение. Они быстро зарастают вначале кустарником и подлеском, а потом и полноценными деревьями. Так эти регионы возвращаются природе», — цитировало издание научную сотрудницу «Межрегиональной Ассоциации предприятий сферы лесного хозяйства Швейцарии» Жаклин Бютикофер.

Но не стоит думать, что в Швейцарии восстановление лесов идет спонтанно и по воле природы. Местные службы в последнее время заняты тем, как использовать изменения климата во благо лесам. Из-за всё чаще случающихся засух привычные для региона породы деревьев уступают свое место другим деревьям. При этом в Швейцарии, в отличие от соседней Германии, стараются высаживать не южные породы деревьев (немцы используют завезенные из Хорватии образцы), а искать делать ставку на местную флору.

Как указывало издание Swissinfo в другой публикации, инженеры-лесоводы Швейцарской Конфедерации программируют развитие лесов в стране на период вплоть до 2080 года, ожидая, что за это время среднегодовая температура вырастет на 4 градуса по Цельсию.

Есть ли подобная программа на Украине — вопрос риторический. Как и вопрос о том, есть ли вообще программа развития карпатских лесов, масштабных посадок леса там, где его вырубили или на неиспользуемых пастбищах. Такая программа должна, как и в Швейцарии, включать данные о том, как расположены леса на склонах гор, какой там микроклимат и каковы свойства почвы и что произойдет с породами деревьев при увеличении среднегодовой температуры, которого не избежать и Украине.

Тем, кому швейцарское законодательство покажется слишком строгим, можно порекомендовать обратить внимание на Финляндию, где объемы вырубки значительно больше — лесная стратегия Финляндии предусматривает увеличение ежегодных лесозаготовок до 80 млн кубометров к 2024 году. Но при этом финны перерабатывают свой лес сами. Да и кроме того они не просто рубят лес, а еще и высаживают новый. На YouTube можно найти видео таких посадок, в том числе и русскими рабочими.

Судя по происходящему на Украине, все эти вопросы никого не интересуют. Гораздо популярнее вопрос: когда же в Киеве откроется полноценный магазин ΙΚΕΑ. Кстати, как оказалось, эта торговая марка продает стулья из буков, которые нелегально срубили в украинских Карпатах.

Георгий Лучников

https://nk.org.ua/ekonomika/les-rubiat-bryzgi-letiat-kto-vinovat-v-pavodke-i-chto-delat-s-lesami-karpat-240323