ЛУГАНЩИНА В ОГНЕ

09.07.2020

Потерянное жилье, погибшие люди, приезд Зеленского и спасательная авиация. Что известно о пожаре в Новоайдарском районе? 

Рассказываем о последствиях и пытаемся разобраться в причинах. 

Немного статистики

Четвертый день пожарные совместно с военными, Нацгвардией и Нацполицией борются с пожарами в Луганской области. По официальным данным, предоставленным главным управлением Государственной службы по чрезвычайным ситуациям, горит 5 тысяч гектаров леса. В эпицентре оказались село Смоляниново и дачный кооператив “Волчье озеро”. 

Сейчас на Луганщине борются с огнем спасатели с пяти областей Украины: Луганской, Донецкой, Харьковской, Полтавской и Днепропетровской. Привлекли также специальные отряды из состава “Объединенных сил”. Всего участвуют в борьбе с пожаром 500 человек и около ста единиц техники. 

С чего все началось

6 июля загорелась сухая трава и лес на территории Новоайдарского района. Буквально за сутки площадь пожаров уже составляла несколько сотен гектаров. В ночь на 7-е число Донецкие спасатели выехали на помощь, так как поняли, что своими силами стихию не победить. 

7-го числа стало понятно, что пожарные потеряли контроль над стихией, когда огонь добрался населенных пунктов. Хотя директор департамента по вопросам гражданской защиты Луганской облгосадминистрации Александр Чалый говорит совершенно противоположные вещи. 

“Эта работа для пожарных не нова. Они выполняют ее выполняют повседневно и они всегда готовы к подобным пожаров. И надо говорить не только о пожарных ГСЧС, а о пожарные подразделения из охотничьего хозяйства, предварительно обнаружили этот пожар самые первые, пытались ликвидировать своими силами, но учитывая, что не смогли его уничтожить, были привлечены дополнительные силы ГСЧС”, — утверждает Чалый.

Под “дополнительными силами” Александр, видимо имеет ввиду 80% всех имеющихся на данный момент людей и техники, которая борется с пожаром в Луганской области. 

Первые жертвы

Когда загорелись первые дома в Смоляниново и на Волчьем озере, люди, не дожидаясь спасателей, сами тушили огонь. 

“Горящие ветки летели во дворы людям, начинала гореть сухая трава. Тушили всем, кто чем мог. В ход шли ведра, тазики, поливочные шланги. Когда было понятно, что со стихией не справиться, люди бежали, кто куда”, — рассказывает очевидец Николай.

“Пожарные приехали около 7-ми вечера. Заливали уже тлеющие руины. К тому моменту уже все сгорело. Я пережидал весь этот кошмар на озере”, — вспоминает страшные события житель Смолянинового Виктор Лыков. 

Житель Смолянинового Виктор Лыков

После обеда полицейские перекрыли единственную трассу, которая соединяет пылающие населенные пункты с Северодонецком. Родственники тех, кто остался в Смоляниново, не могли их эвакуировать. 

К четырем вечера на выезде из Северодонецка собирается очередь из машин. Люди пытаются спасти своих родственников собственными силами. Их не пускает полиция. Игорь звонит жене, которая осталась в Смоляниново. Включает телефон на “громкую связь”. Женщина в отчаянии. 

“У нас горит три улицы. Все выбежали на дорогу и просто смотрим, как горят наши дома. Где пожарные?! Очень страшно!”, — женщина практически кричит в трубку. 

Выезжали люди также своими силами. В результате ДТП погибли три человека. Они на собственном автомобиле пытались уехать из очага возгорания, но из-за плохой видимости, раскаленного асфальта и огня не смогли уехать. 

Пожарные машины, в основном из Донецкой области и северных районов Луганщины, ездят с бешенной скоростью по трассе. Куда именно они ездят, не понятно. К тому времени приходит информация о первом погибшем, сгоревшим заживо. Буквально через полчаса через кордон полиции в сторону Смоляниново проезжает машина частного ритуального агентства. 

Областной штаб, который создали для координации действий, разместили на окраине Смолянинового. С журналистами пресс-офицеры и пресс-секретари служб, задействованных в штабе, общаются неохотно. Цифры у каждой службы разнятся. 

Приезд Зеленского. Авиация. Новые очаги

На третий день пожара у журналистов наконец-то появилась официальная информация.

Трассу в Смоляниново открыли и репортеры своими глазами смогли увидеть масштабы трагедии. Приехал к погорельцам и президент Украины Владимир Зеленский с двумя главными миссиями: рассказать о компенсациях за потерянное жилье и дать приказ на использование авиации для тушение пожаров. 

“Мы решили предоставить 300 тысяч гривен каждой семье, потерявшей дом, для того, чтобы можно было просто купить новое жилье. Этим также на административном уровне наша областная государственная администрация поможет. В ближайшее время, и сейчас мы проговорим это с Кабмином, у них параллельно идет заседание правительства, мы выделим каждому человеку в отдельности еще по 20 тысяч гривен для поддержки через эту ситуацию”, — сказал на пресс-брифинге президент. 

Вместе с президентом в Смоляниново приехал и министр внутренних дел Арсен Аваков. Почему-то он, а не командующий Объединенным силами, распорядился об использовании авиации. 

“Авиация уже в воздухе, особенность принятия решения, это близость линии разграничения и отсутствие у нас понимания со стороны оккупационных властей с той стороны линии разграничения. Мы сейчас ставим задачу до конца дня полностью локализовать все очаги”, — заявил Аваков.

Авиацию в итоге так и не использовали. Самолеты и вертолеты покружили над президентом и благополучно сели. Уже вечером глава облгосадминистрации Сергей Гайдай на своей странице фейсбук заявил, что из-за близости линии фронта авиация не будет использоваться даже в самых крайних случаях. Президент по поводу техники сказал следующее:

“Мы решим с прибытием техники, в Верховной Раде должны оперативно проголосовать на следующей неделе, чтобы это все было здесь в этой области, чтобы не надо было привлекать в будущем с любой области оперативную технику”. 

8 числа стало известно о новом очаге возгорания. Загорелись трава и лес на окраинах села Вороново, что в нескольких километрах от Северодонецка. 

Волонтерская помощь

Со второго дня трагедии в регионе активизировалась волонтерская помощь. Люди организовывали штабы помощи, везли воду, продукты питания, посуду, предлагали ночлег пострадавшим. 

С первого дня стало ясно, что спасателям не хватает элементарных вещей: горючего, воды, питания. Военные везли топливо пожарным, воду для тушения пожаров набирали из практически луж и колодцев. 

Власти же всячески отрицали дефицит в системе ГСЧС. Правда их отговорки звучали неубедительно. 

“Слышали много разных сплетен, что спасатели без воды, кто-то не давал какую-то помощь, то если коротко, я на собственном автомобиле первый прорвался сюда, в эту деревню”, — заявил Сергей Гайдай на встрече с президентом.

Зачем и почему именно глава области “прорвался” в деревню, а не  пожарные, Гайдай не объяснил. 

Бывший пресс-секретарь ГСЧС Луганщины, а ныне директор департамента по вопросам гражданской защиты Луганской облгосадминистрации Александр Чалый так прокомментировал ситуацию: “Недостаточного количества воды замечено не было. Хочу поблагодарить и волонтеров, и просто неравнодушных граждан, и организации, которые в достаточном количестве доставляли воду с самого начала”.

Только Александр не уточнил, недостатка не было именно из-за помощи волонтеров?

Возможные причины пожаров

Сейчас в сгоревших селах работают 250 полицейских и 10 следственных оперативных групп. Защищают от мародеров и составляют перечень утраченного имущества. 

Игорь Клименко, председатель Национальной полиции Украины высказал основные версии правоохранителей. 

“Мы рассматриваем пока три версии, это погодные условия, которые привели к этим пожаров, естественно, не исключаем поджог и неосторожное обращение с огнем. Следователи в ближайшее время установят причину”, — говорит Клименко.

Под процессуальным руководством Северодонецкой местной прокуратуры начали уголовное производство. Предварительно квалифицировали как нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее гибель людей. 

Мы же пообщались с политологом Дмитрием Снегиревым. Он рассматривает другие версии трагедии. 

“Основной акцент заключается в том, что лесоохотничьи хозяйства смогут вырубить сгоревший лес и начать рекультивационных работ. По предварительным оценкам, выгорело около 5000 гектаров леса. По моему мнению, это возможность скрыть, как следы прошлых нелегальных вырубок, так и официально проводить новые. Напомню, в марте 2020 года ГБР сообщил о том, что противоправными действиями главного лесничего государственного предприятия «Кременское лесоохотничье хозяйство» нанесен ущерб государству на сумму свыше 11 миллионов гривен”, — объясняет политолог.

Российский след?

Также эксперт связывает недавнюю поимку диверсанта, который якобы хотел взорвать склады с аммиаком на Северодонецком “Азоте”. 

“Еще один важный момент: буквально вчера СБУ сообщила, что в Луганской области контрразведчики Службы безопасности Украины задержали агента ФСБ России, который планировал взорвать резервуары с аммиаком на территории ОАО Северодонецкое объединение “Азот”, что привело бы к экологической катастрофе и гибели людей. Мол, он взял в условленном хранилище заранее приготовленные средства поражения (две единицы РПГ-22), но был схвачен. 

Почему эта неудачная «диверсия» так удачно совпало с пожарами? Не потому, что на задержанного «диверсанта» можно списать пока и возможен поджог? Или списать это на других «диверсантов» из «ЛНР», которых, к сожалению, задержать не удалось. В общем, очень много подозрительных совпадений в пожарах на Луганщине. И это наводит на мысль о возможно спланированный поджог с корыстной целью. Надеюсь, следствие установит истину”, — рассуждает эксперт.

На данный момент же ликвидация возгораний еще продолжается. Десятки человек находятся в больницах Северодонецка и Новоайдара. 24 семьи потеряли жилье в Смоляниново, 80 дачных домов сгорело в кооперативе “Волчье озеро”. 

“Восточный Вариант” продолжает следить за ходом событий.

Александр Волков, Восточный вариант. Фото автора