Наше поколение – последнее, которое еще может сохранить дикие леса Земли

Наше поколение людей – последнее, которое еще может сохранить дикие леса Земли как важнейший регулятор климата планеты и важнейший резерв ее биологического разнообразия. Если не принять срочных и эффективных мер по сохранению этих лесов – основная их часть исчезнет в течение ближайшей четверти века. Конечно, небольшая их часть может сохраниться в уже созданных заповедниках, национальных парках и на других особо охраняемых природных территориях – но их недостаточно ни для обеспечения глобальной средообразующей роли диких лесов, ни для сохранения всего богатства наземной жизни нашей планеты.

О том, что основная часть диких лесов исчезнет в ближайшие десятилетия, говорит новая глобальная карта малонарушенных лесных территорий, составленная специалистами Мэрилендского университета и Гринпис, отражающая ситуацию на 2020 год и данные об изменениях за последние два десятилетия.

Более подробная информация о глобальной карте – на специальном сайте по малонарушенным лесным территориям:

Intact Forest Landscapes (сайт)

World’s IFL map (карта)

Концепция малонарушенных лесных территорий (МЛТ, на английском – Intact Forest Landscapes, IFL) подразумевает картирование оставшихся диких лесов методом “от противного” – путем последовательного исключения населенных и освоенных человеком территорий, сельхозугодий, вырубок, карьеров, дорог и прочей инфраструктуры с прилегающими к ним землями, и оставлением крупных нефрагментированных лесных массивов. В рамках этой концепции некоторые традиционные виды хозяйственной деятельности – например, охота, расчистка сенокосов в долинах малых рек, выборочные рубки доиндустриальной эпохи – рассматриваются как фоновые, несущественные с точки зрения нарушенности природных экосистем. Пожары считаются элементом естественной динамики лесов, если они возникают внутри диких территорий, и нарушениями – если они пространственно связаны с хозяйственной деятельностью человека. За предел крупности взята площадь в 50 тысяч гектаров, которая позволяет, например, целиком сохранить бассейны малых лесных рек и ручьев, или жизнеспособные популяции большинства видов лесных животных. Концепция МЛТ была разработана в России в конце девяностых годов прошлого века, а сейчас широко используется природоохранными организациями всего мира. Первая карта МЛТ мира относилась к 2000 году; с тех пор карта глобально обновлялась по состоянию на 2013, 2016 и 2020 годы. Нынешнее обновление показывает изменения, произошедшие за два десятилетия – это надежно показывает тенденции и позволяет делать прогнозы на несколько десятков лет вперед.

Данные 2020 года показывают, что за прошедшие два десятилетия было потеряно двенадцать процентов диких лесов мира, и что с такой скоростью к середине века будет потеряна треть от их площади по состоянию на двухтысячный год. Но потери очень неравномерно распределены по миру, и в некоторых регионах к середине века от крупных массивов диких лесов может не остаться почти ничего: например, в Восточной Сибири, Юго-Восточной Азии, Экваториальной Африке. Главные угрозы – катастрофические пожары, промышленная заготовка древесины, добыча полезных ископаемых, в некоторых странах тропического пояса – расчистка новых земель под сельское хозяйство.

Более того – прямые ежегодные потери МЛТ растут (за последние семь лет – на 28% по сравнению с предыдущим периодом), и к прямым потерям добавляются косвенные, а также растущие угрозы, которые пока с трудом поддаются измерению. Например, глобальное изменение климата сильнее всего сказывается на природе самых северных регионов, зонах северной тайги и лесотундры – там продолжительность пожароопасного сезона уже увеличилась примерно на месяц, стали более частными катастрофические засухи и периоды аномальной летней жары. Это ведет к резкому росту катастрофических ландшафтных пожаров, в первую очередь там, где есть отдельные поселения, дороги или промышленные объекты, а такие пожары сметают дикие леса миллионами гектаров. Именно это стало главной причиной сокращения МЛТ в северных районах России, Канады, Аляски, а в ближайшие пару десятилетий потери могут удвоиться.

Сейчас на малонарушенные лесные территории приходится всего около двадцати процентов лесов нашей планеты. Но потеря этих территорий, остатков диких лесов, будет иметь крайне опасные для земной жизни последствия:

во-первых, исчезнет один из главных регуляторов глобального климата, имеющий ключевое значение не только для углеродного баланса атмосферы, но и для переноса влаги от океанов вглубь континентов, для обеспечения водой людей и сельского хозяйства;

во-вторых, будут потеряны самые надежные, максимально защищенные от негативного влияния человека, вместилища биологического разнообразия, огромного количества видов живых организмов, и в результате – резко усилится одна из самых мощных в истории Земли волн массового вымирания;

в-третьих, не получится сохранить среду обитания и культуру многих коренных народов, чей образ жизни тесно связан с большими дикими территориями, особенно в странах тропического пояса.

Можно ли с этим что-то сделать?

Да, можно – но для этого нужны быстрые и решительные действия как на международном уровне, так и на уровне каждой из крупных лесных стран, где еще сохранились остатки диких лесов.

Во-первых, нужно перестать в любых формах поддерживать новые проекты, направленные на освоение последних остатков диких лесов для заготовки древесины, и на строительство новых крупных перерабатывающих предприятий, рассчитанных на эту древесину. Без поддержки государства и крупных транснациональных финансовых или лесопромышленных корпораций освоение большей части диких лесов станет невыгодным. А без освоения, без пришлых людей, которые являются главным источником огня в тайге, станет меньше и катастрофических пожаров, и будет легче справиться с оставшимися.

Во-вторых, нужно развивать правильное лесное хозяйство на давно освоенных и преобразованных человеком землях, чтобы не было необходимости забираться за древесиной все дальше и дальше вглубь оставшихся диких лесов. Чтобы не убить дикую лесную природу – древесину надо не просто добывать из природных месторождений, а специально выращивать на наиболее подходящих для этого уже освоенных человеком землях. В России для этого есть все необходимое: например, если использовать для лесоводства те заброшенные сельхозугодья, которые не планируется возвращать в сельскохозяйственный оборот – на них через два-четыре десятилетия можно будет выращивать больше древесины, чем сейчас ее рубится и воруется во всех “официальных” лесах страны.

Сохранение малонарушенных лесных территорий вместе с переходом к полноценному лесному хозяйству на староосвоенных землях – это еще и один из главных способов увеличения поглощающей способности российских лесов, их климаторегулирующей роли. Добиться той цели, которая поставлена недавно утвержденной правительством Стратегией низкоуглеродного развития Российской Федерации, без сохранения малонарушенных лесных территорий в принципе невозможно.

Дикая северная тайга в Архангельской области – часть малонарушенной лесной территории. Автор фотографии – Татьяна Хакимулина

http://www.forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=26152#p215480