Почему государство не может победить ландшафтные пожары: пример из Тюменской области

По состоянию на 17 апреля 2021 года самым горящим регионом России (регионом, в котором наблюдается самый быстрый прирост площадей действующих ландшафтных пожаров) является Тюменская область – в основном благодаря одному крупнейшему пожару, по размерам уже сравнимому с Москвой в границах МКАД.

Вот так выглядела ситуация с ландшафтными пожарами в Тюменской области по состоянию на середину дня 17 апреля 2021 года (космоснимок VIIRS спутника Suomi NPP от 17 апреля 2021 года с наложенными термоточками за день):

Увеличенная часть этого космоснимка на крупнейший действующий в Тюменской области ландшафтный пожар, охватывающий смежные части Сорокинского, Аромашевского, Викуловского и Ишимского районов, с наложенными термоточками. Бурыми ромбиками отмечены места плановых “контролируемых профилактических выжиганий” по данным системы ИСДМ-Рослесхоз:

Данные системы ИСДМ-Рослесхоз об этом пожаре:

Типичный ландшафт в границах этого пожара – мозаика космоснимков высокого разрешения из системы Google Earth, и место расположения этого участка относительно пожара в целом (маленький желтый прямоугольник):

Ситуация с пожарами в регионе в целом, и с этим конкретным крупнейшим пожаром, очень наглядно показывает, почему государство не может справиться с ландшафтными пожарами, и почему повторение крупных лесопожарных катастроф в Сибири и на Дальнем Востоке в 2021 году практически неизбежно.

Во-первых – из-за лжи. Государство просто не признает катастрофические ландшафтные пожары – а если пожар не признан, значит, у отвечающих за пожарную безопасность ведомств и служб просто нет оснований привлекать к его тушению сколько-нибудь значительные силы (тем более, что и желания, и самих этих сил, обычно тоже нет). Крупнейший лесной пожар, о котором идет речь выше, горит уже третьи сутки – с 15 апреля. По данным дистанционного мониторинга системы ИСДМ-Рослесхоз, площадь действовавших в Тюменской области лесных пожаров по состоянию на 00:00 по московскому времени 17 апреля 2021 года составила 58 тысяч гектаров, а суточный прирост пройденной огнем площади за 16 апреля – 35,6 тысяч гектаров. При этом в официальной сводке ФБУ “Авиалесоохрана”, основывающейся на данных региональных диспетчерских служб, говорится, что “на 00:00 мск 17.04.2021 г. на территории Российской Федерации действовало 17 лесных пожаров на площади, пройденной огнем, 288 га, по которым проводились работы по активному тушению, в том числе: – 2 пожара на землях лесного фонда на площади, пройденной огнем, 55 га (Тюменская область)”. Пожаров-отказников в так называемых “зонах контроля” – где правила разрешают лесные пожары не тушить – в сводке не отмечено ни одного ни в одном субъекте РФ. То есть в официальную сводку попало меньше одного процента от реальной площади действующих в Тюменской области лесных пожаров!

Во-вторых – из-за так называемых “профвыжиганий”. Профвыжигания, они же контролируемые профилактические выжигания хвороста, лесной подстилки, сухой травы и других лесных горючих материалов, теоретически относятся к мерам пожарной безопасности – они должны обеспечить препятствия для распространения огня в виде выжженной земли на самых опасных направлениях и участках. Но чтобы огонь не убежал, и чтобы профвыжигание оказалось действительно безопасным, нужны примерно такие же силы и средства, как для тушения реального пожара такой же площади. Этих сил и средств почти никогда нет, просто из-за хронической нищеты и кадрового голода в лесном хозяйстве. Поэтому по факту “профвыжигания” обычно ничем не отличаются от простых хулиганских поджогов сухой травы. Более того – они служат мощнейшей рекламой таких поджогов: когда траву жгут те, кто теоретически должен охранять леса и другие природные территории от огня, никакие увещевания насчет осторожного обращения с огнем на остальных людей уже не действуют. В последние годы некоторые регионы отказались от проведения профвыжиганий – но не Тюменская область: она их по-прежнему и планирует, и проводит.

В-третьих – из-за системы штрафов, стимулирующей поджоги. В частности, за неиспользование сельхозземель по целевому назначению, одним из критериев которого является наличие на земельных участков лесной растительности, полагаются штрафы до 50 тыс. руб. с граждан и до 700 тыс. руб. с организаций, а через три года изъятие земли – и чтобы избежать штрафов, люди жгут сухую траву вместе с самовольно растущими молодыми деревьями. За нарушение требований пожарной безопасности, одним из критериев которого является наличие на земельном участке сухой нескошенной травы, полагаются штрафы до 4 тыс. руб. с граждан и до 400 тыс. руб. с организаций (в условиях особого противопожарного режима) – и чтобы избежать штрафов, люди тоже жгут сухую траву. Риск быть наказанным за лес или за сухую траву на своем участке многократно выше, чем риск попасться и быть наказанным за ее поджог, поэтому небольшие штрафы за выжигание сухой травы (1,5-4 тыс. руб. с граждан) мало кого останавливают.

В-четвертых – из-за неуклонно растущей вследствие травяных палов пожарной опасности. Регулярно горящие полуоткрытые (например, лесостепные, сельскохозяйственные) ландшафты с каждым годом становятся все более и более пожароопасными, независимо от того, горят они в результате хулиганских поджогов или профвыжиганий. Связано это с тем, что травяные палы убивают почти всю молодую древесную поросль и какое-то количество взрослых деревьев, делая территорию с каждым годом все более и более открытой, безлесной. А чем она становится более безлесной, тем большая доля солнечного света достается именно травянистой растительности, тем больше накапливается самого легкогорючего материала – сухой травы, тем быстрее и равномернее эта трава просыхает весной, и тем легче огонь разносится по ней ветром на огромные расстояния.

Все эти причины неудовлетворительной и в целом безуспешной борьбы с весенними ландшафтными пожарами вполне очевидны – но, к сожалению, здравый смысл сейчас очень не в почете у наших лесных законодателей и управленцев, поэтому ситуация из года в год почти не меняется.

***

Государство не только пожары не сможет победить, но и вообще везде будет в проигрыше, пока существует её величество туфта. Это же смысл жизни русского народа. Везде, где ослабляются требования к реальной работе, расцветает туфта, и дело приходит в упадок. В ведомстве Королёва Сергея Павловича за любую туфту жестоко карали изгнанием всех виновных из отрасли, и ракеты в космос летели, и достижениями космической отрасли все гордились. Королёв умер, требования к реальной работе снизились, и постепенно гордиться стало нечем. Советская авиационная охрана лесов, погрязшая в туфте, накрылась медным тазом сразу после падения Советского Союза. Тоже самое произошло с лесным хозяйством. Туфта – главная опасность существованию России.

http://www.forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=25608&sid=bebd16916921a5fbe15fbc41b5a8d194