Счетная палата запланировала аудит мониторинга и учета лесных ресурсов Российской Федерации

Счетная палата запланировала на нынешний год проведение аудита системы мониторинга и учета лесных ресурсов Российской Федерации за 2020-2021 годы и истекший период 2022 года, сообщается на сайте ведомства. Предполагается уделить внимание в том числе перспективам достижения “углеродной нейтральности” и механизмам реализации климатических проектов (ссылка).

Тема леса вообще занимает довольно видное место в работе Счетной палаты. Однако, результаты ее работы по этому направлению очень неровные – в одних случаях аудиторы вникают в тему глубоко и вскрывают реальные проблемы, а в других получается лишь поверхностный анализ, практически не выходящий за рамки стандартной отраслевой отчетности.

В качестве примера глубокого и серьезного анализа можно привести аудит ситуации с лесоустройством:

Отчет о результатах контрольного мероприятия “Проверка эффективности организации работ и расходования средств на проведение лесоустройства, выделенных из бюджетов бюджетной системы Российской Федерации и иных источников в 2015–2019 годах”

В качестве примера поверхностного анализа, не докопавшегося до реальных проблем – аудит ситуации с воспроизводством лесов:

Отчет о результатах контрольного мероприятия “Аудит эффективности мер по воспроизводству лесов в Российской Федерации за период 2019–2020 годов и истекший период 2021 года”

Ситуация с учетом и мониторингом лесных ресурсов в нашей стране просто катастрофическая. Актуальные данные лесоустройства есть менее чем по одной седьмой части лесов, средняя по стране давность лесоустройства составляет около 25 лет, а к началу тридцатых годов при сохранении существующих тенденций может превысить 32 года. Попытка создания системы государственной инвентаризации лесов полностью провалилась – официально уже как бы начался второй ее цикл, но никаких внятных результатов первого (2007-2020 гг.) так и не появилось. Данные государственного лесного реестра за полтора десятилетия его существования получилось обобщить и опубликовать в виде единого сборника только один раз – по состоянию на 1 января 2014 года. Относительно точные кадастровые границы есть менее чем у трети российских лесничеств (у 29% по состоянию на начала прошлого года). Надзор за оборотом древесины сосредоточен на проверке соответствия одних бумажек другим бумажкам (или одних электронных документов – другим электронным документам), и мало связан с реальностью. Государственный мониторинг воспроизводства лесов привязан к бюрократическому обряду перевода в покрытую лесом площадь, и реальные результаты вообще никак не оценивает. Значительная доля лесных пожаров (десятки процентов по площади) и вызванных ими потерь вообще никак не учитывается, поскольку происходят они в “неофициальных” лесах, например, растущих на землях сельхозназначения. И так далее – в официальной статистике и отраслевой отчетности нет практически никаких надежных данных, достоверно характеризующих состояние лесов и лесных ресурсов, и то, что с ними происходит. Цифровизация отрасли превратилась в пародию на современные технологии, и скорее усугубляет проблемы, чем помогает их решать.

Сможет ли Счетная палата это выявить, и докопаться до основных причин такой ситуации – пока непонятно. Очень нужно, чтобы смогла.

Журнал Крокодил, 198, №21

http://www.forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=26356&sid=fbf0dfd97640446fa45669fd954a22de

Loading