Статья в Nature: “леса России поглощают значительно больше углерода, чем сообщалось ранее”

Две недели назад в журнале Nature (одном из главных общенаучных журналов мира) была опубликована статья большой группы ученых, сообщающая, что леса России поглощают значительно больше углерода, чем сообщалось ранее – на 47% больше, чем в национальном кадастре парниковых газов. Ссылка на статью:

Schepaschenko, D., Moltchanova, E., Fedorov, S. et al. Russian forest sequesters substantially more carbon than previously reported. Sci Rep 11, 12825 (2021)

Авторы сравнивают данные, полученные на основе классического советского лесоустройства и объединенные в ходе государственного учета лесного фонда 1988 года, и данные, полученные на основе дистанционного зондирования с использованием для его калибровки (по состоянию на 2014 год) в основном пробных площадей государственной инвентаризации лесов. В статье указывается, что были использованы 100 пробных площадей FOS (Forest Observation System – глобальной системы лесных пробных площадей) и 8988 пробных площадей ГИЛ по десяти российским регионам. Дается пояснение, что данные ГИЛ (с координатами пробных площадей) ограничены в доступе и использовании, и авторы получили доступ к определенной доле первичных данных ГИЛ с точной информацией о местонахождении пробных площадей при условии, что первичная обработка этих данных будет проведена непосредственно в уполномоченной организации – Рослесинфорге.

Авторы сами отмечают, что существующие инструменты дистанционного зондирования Земли не подходят для точных оценок биомассы, если только метод оценки не откалиброван с использованием плотной сети наземных измерений. Именно данные ГИЛ и стали основой для этой плотной сети – из примерно десяти тысяч пробных площадей, использованных в данной работе, 99% приходится на ГИЛ и только около 1% – на FOS.

Однако, данные ГИЛ – это не только закрытая, но еще и сомнительная информация. Первичные данные ГИЛ недоступны и тщательно охраняются от любопытных граждан и организаций, а сколько-нибудь детальных итоговых результатов ГИЛ пока нет, и раньше следующего года точно не предвидится. То есть проверить качество ГИЛ невозможно ни прямо (оценив первичные данные непосредственно в лесу по какой-то выборке пробных площадей), ни косвенно (сравнив итоговые данные ГИЛ, например, по субъектам РФ с данными других источников). Более того: анализ некоторых мини-отчетов по ГИЛ, размещенных на сайте Рослесхоза, показывает, что при сборе или при анализе данных могли быть допущены серьезные ошибки, из-за которых, скорее всего, их невозможно будет использовать для дальнейшей надежной аналитики. Пока первичные данные остаются закрытыми (а они, скорее всего, так в конце концов и сгниют в закромах Рослесинфорга) – невозможно сказать, на каком этапе допущены основные ошибки: при сборе первичных данных или при их обработке. Соответственно, невозможно и установить, насколько объективными и точными являются сами первичные данные, и можно ли их вообще хоть для чего-то использовать.

Получается, что статья опирается на результаты, полученные дистанционными методами с калибровкой их в основном (на 99%) на основе сомнительных данных ГИЛ, достоверность которых в настоящее время невозможно независимо проверить никакими ни прямыми, ни косвенными методами. Соответственно, даже если все остальное было сделано правильно и точно, одно только это обстоятельство могло привести к неопределенно большой ошибке. Так что и главный вывод статьи – насчет значительно более высокой поглощающей способности российских лесов, чем считалось ранее – выглядит не очень обоснованным.

Как бы то ни было, в статье эта способность оценивается в 354 миллиона тонн углерода в год в живой биомассе (что примерно соответствует 1,3 млрд. тонн углекислого газа) в среднем за 1988–2014 гг. И это почти вдвое меньше, чем 2,5 млрд. тонн углекислого газа, о поглощении которых “нашими экосистемами, в первую очередь лесами” недавно рассказывала вице-премьер В.В.Абрамченко.

И, напомним, уже после 2014 года российские леса пережили несколько крупных лесопожарных катастроф, в том числе впервые в истории точных наблюдений – три катастрофических года подряд (2018-2020), и сейчас, видимо, переживает четвертый в этом ряду. Так что нынешняя поглощающая способность российских лесов может быть уже существенно иной, чем десять, двадцать или тридцать лет назад.

http://www.forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=25794&sid=fd91f78a78279d45543fad985649ab7d