“В России утвердили концепцию нового электронного лесного реестра” – о чем это?

ТАСС со ссылкой на директора ФГБУ “Рослесинфорг” (учреждения, подведомственного Федеральному агентству лесного хозяйства, и отвечающего за разнообразные виды лесоучетных работ) П.Л.Чащина сообщает, что “в России утвердили концепцию нового электронного лесного реестра”, “реестр полноценно заработает через два года и будет включать 130 млн записей”. Ссылка:

В России утвердили концепцию нового электронного лесного реестра

Из текста сообщения, однако, становится ясно, что на самом деле ничего принципиально нового не случилось, и речь идет всего лишь о поправках, уже внесенных в Лесной кодекс несколько месяцев назад (основной набор поправок, касающихся государственного лесного реестра, был внесен федеральным законом от 4 февраля 2021 года № 3-ФЗ). В сообщении приводятся слова Чащина: “масштабные поправки о том, как должен формироваться и вестись ГЛР, внесены в Лесной кодекс по поручению президента РФ и будут раскрыты в подзаконных нормативных актах. Новая модель полноценно заработает с 2023 года”, и говорится, что за два года в ГЛР внесут более 130 млн записей из существующих реестров, ведомственных баз данных и “бумажных” документов.

На самом деле, до вступления в силу всех новых требований к государственному лесному реестру, внесенных в Лесной кодекс РФ федеральным законом от 4 февраля 2021 года № 3-ФЗ, остается гораздо меньше двух лет – теоретически всё должно в полной мере заработать уже с 1 января 2023 года, то есть меньше чем через пятнадцать месяцев. Заработает или нет – пока непонятно, но опыт подсказывает, что скорее нет. В нынешнем виде государственный лесной реестр существует уже почти пятнадцать лет – со времени введения в действие Лесного кодекса РФ 2006 года; за это время неоднократно предпринимались попытки как-то его автоматизировать (например, путем создания АИС “Государственный лесной реестр”), привести в примерное соответствие с реальностью, наладить обобщение и анализ содержащихся в нем данных – но все эти попытки оказались в целом безуспешными. За все время существования ГЛР Рослесхоз и Рослесинфорг смогли только один раз свести и обобщить содержащиеся в нем данные и выпустить их в виде статистического отраслевого сборника (по состоянию на 1 января 2014 года) – но даже и этот опыт в последующие годы повторить не получилось из-за утраты специалистов. Остальные новые виды лесоучетных работ (создание системы государственной инвентаризации лесов, установление точных границ лесничеств для кадастрового учета) тоже в целом кончились провалом – адекватных данных ГИЛ нет и пока не предвидится, на кадастровый учет поставлено немногим больше четверти земель лесного фонда. С основным традиционным видом лесоучетных работ – лесоустройством – ситуация не лучше: актуальные материалы лесоустройства есть примерно по 1/7 части российских лесов, средняя по стране давность лесоустройства составляет около четверти века, а к началу 30-х годов, при сохранении существующих тенденций, может составить около 32 лет.

В поправках к Лесному кодексу сказано много красивых (правда, не всегда ясных) слов про новые требования к государственному лесному реестру – но пока нет никаких оснований думать, что эти новые требования будут исполнятся лучше старых. Пока очевидно только одно: в ближайшие годы документооборот в лесном хозяйстве радикально вырастет, а на реальную лесную работу времени у руководителей и специалистов лесного хозяйства будет оставаться все меньше.

Журнал Крокодил, 1988, №29

http://www.forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=26006

 35 total views,  1 views today